Табличка на первой двери слева гласила: «Кабинет Менеджера». Кабинет Вилли? Не-е.

Табличка на первой двери слева гласила: «Кабинет Менеджера». Кабинет Вилли? Не-е.

Вилли открыл дверь и жестом пригласил меня войти. Сам он входить не стал и, отступив, закрыл за мной дверь.

Светло-бежевый ковер, стены белые, как яичная В скорлупа. У дальней стены стоял большой полированный черный стол. Блестящая черная настольная лампа, казалось, росла прямо из него. Точно в центре стола лежало тяжелое пресс-папье. Больше ничего — только Жан-Клод, сидящий за столом.

Его длинные бледные руки лежали на пресс-папье. Мягкие вьющиеся черные волосы, синие, как полночь, глаза, белая рубашка с диковинными манжетами. Он был совершенно неподвижен и совершенен, как старинное полотно. Красивый, как эротический сон, и такой же нереальный. Он Табличка на первой двери слева гласила: «Кабинет Менеджера». Кабинет Вилли? Не-е. только производил впечатление совершенства. Мне ли не знать.

У левой стены стояло два металлических сейфа. Остальную ее часть занимал черный кожаный диванчик. Над ним висела картина: жанровая сценка из жизни первых поселенцев Сент-Луиса. Берег реки, люди на лодках, осеннее солнышко, резвящиеся детишки. Картина абсолютно не вязалась с остальной обстановкой.

Картина твоя? — спросила я. Он легонько кивнул.

Ты знаешь художника? — Жан-Клод улыбнулся. Никакого намека на клыки, только изящное движение губ. Если бы выпускался модный журнал для вампиров, Жан-Клод непременно был бы «парнем с обложки».


documentaaunqgv.html
documentaaunxrd.html
documentaauofbl.html
documentaauomlt.html
documentaauotwb.html
Документ Табличка на первой двери слева гласила: «Кабинет Менеджера». Кабинет Вилли? Не-е.