ЧАСТЬ VIII

(1) 51] Смерть на самом деле это бессознательность того, что может функционировать в той или иной форме, о которой духовная сущность абсолютно не осведомлена. (17-445)

(2) Смерть – это, в сущности, вопрос сознания. Только что мы сознавали себя на физическом плане, а через мгновение мы уже на другом плане и наше сознание действует там. (4-494)

(3 С посвященными дело обстоит несколько иначе, ибо процесс смерти они часто проходят в полном сознании. (17-540)

(4) Для Них разрушение формы это не смерть в том смысле, как мы ее понимаем, но исключительно процесс освобождения. (17-432)

(5) Душа, благодаря выравниванию, начинает правильно использовать время. Вернее, мозг – единственный фактор в человеке, осознающий время, – утратит свое доминирующее значение ЧАСТЬ VIII. Ум как агент души (сознание которой включает в себя прошлое, настоящее и будущее) будет воспринимать жизнь и все происходящее так, как это есть в действительности. И смерть будет видеться лишь как эпизод, момент перехода в огромном ряду переходов. Когда мы поймем такое отношение души, вся наша техника жизни и, естественно, умирания в корне изменится. (17-351)

(6) ...мы будем считать смерть просто еще одним шагом к свету и жизни...(22-233)

(7) ...на более поздних стадиях жизни мы видим кристаллизацию формы и осознание человеком ее неадекватности. Затем приходит счастливое освобождение, которое мы называем смертью, тот великий момент, когда “плененный дух” покидает ограничивающие стены своей физической ЧАСТЬ VIII формы. (19-64)

(8) Я говорю здесь о смерти как о Великом Освободителе, который отбрасывает формы, несущие смерть тому, что в них воплощено. (16-545)

(9) 52] ...смерть есть великий Освободитель. (18-607)

(10) Я неоднократно упоминал, что Иерархия работает только с духовной природой или с душой человечества и что – для Учителя – форма имеет сравнительно небольшое значение. Освобождение из тройственной формы для духовного человека всегда было высшим возможным благом, если, конечно, оно приходит к нему законно, предопределено его духовной судьбой и обусловлено кармически. Оно не должно быть ни результатом произвольного решения, ни уходом от жизни и ее следствий на физическом плане, ни своеволием. (17-661)

(11) Здесь интересно отметить, что смерть ЧАСТЬ VIII управляется Принципом Освобождения, а не Ограничения. Как таковая смерть осознается только жизнями, обладающими самосознанием, и неверно понимается человеческими существами, самыми околдованными и обманутыми из всех воплощенных жизней. (4-534)

(12) Смерть... просто Носитель Изменений. (22-241/2)

(13) ...сама смерть есть часть творческого процесса синтезирования. (17-680)

(14) Я говорю о Смерти как тот, кто знает ее по опыту внешнего мира и по выражению внутренней жизни. Смерти нет, но есть, как вам известно, начало более полной жизни. (4-300)

(15) Закон Смерти и Жертвы управляет постепенным разложением конкретных форм, приносящих себя в жертву развивающейся жизни... (17-414)

(16) Закон Жертвы и Смерти это управляющий фактор на физическом плане. Разрушение формы для продолжения развития жизни, представляет собой ЧАСТЬ VIII один из фундаментальных методов эволюции. (17-413)



(17) Учитель проникает в смысл каждой ограниченной формы; затем Он принимает на себя управление и берет в свои руки закон на плане формы. Он выращивает ее и разлагает ради других, высших форм. Так Он всегда развивается жертвой и смертью формы, которая всегда осознается заточающей, всегда должна приноситься в жертву и умирать, чтобы жизнь внутри нее постоянно устремлялась дальше и выше. Путь воскресения 53] ведет к распятию и смерти, после чего поднимается в гору, с которой возможно Вознесение. (17-459/60)

(18) Необходимо понимать, что целое гораздо важнее, чем часть, и это ни мечта, ни мнение, ни теория, ни пожелание ЧАСТЬ VIII, ни гипотеза и ни побуждение. Такое осознание неизбежно и диктуется врожденной необходимостью. Оно включает смерть, но смерть как красоту, радость, как действие духа и свершение всего доброго. (17-437)

(19) ...смерть – лишь метод перефокусировки энергии перед дальнейшей деятельностью, которая всегда неизменно ведет к улучшению. (17-297)

(20) ... для свободной души смерть, принятие формы и дальнейшее погружение жизни в форму – одно и то же. (17-439)

(21) Страх и подавленность, которые вечно пробуждает предмет смерти, и нежелание смотреть на нее с пониманием есть следствие того значения, которое люди обычно придают физическому телу, и той легкости, с которой они себя с ним отождествляют; это основано также на врожденном страхе одиночества ЧАСТЬ VIII и утраты знакомой обстановки. Но одиночество после смерти, когда человек оказывается без физического проводника, ничто по сравнению с одиночеством рождения. При рождении душа находит себя в новой среде и в теле, поначалу совершенно неспособном ни позаботиться о себе, ни установить разумный контакт с окружающими условиями в течение долгого времени. Человек вступает в воплощение, ничего не зная о том, что представляет собой и что значит для него та группа воплощенных душ, с которой он оказывается связан; и только постепенно это одиночество исчезает, по мере того как он устанавливает свой собственный личный контакт, открывает тех, кто близок ему по духу и, в конце ЧАСТЬ VIII концов, собирает вокруг себя тех, кого называет своими друзьями. После смерти это происходит не так, поскольку по другую сторону завесы человек находит тех, кого знает и с кем был связан в своей жизни на физическом плане, и он конечно не так одинок, как понимают одиночество люди. Он также воспринимает тех, кто еще живет в физических телах. Он может их видеть, может настроиться на их эмоции и на их мысли, ибо теперь этому больше не препятствует его уже не существующий физический мозг. Если бы только люди знали больше, то боялись бы 54] не смерти, а рождения, ведь именно оно ЧАСТЬ VIII заточает душу в истинную тюрьму, тогда как физическая смерть – первый шаг на пути к освобождению. (17-392/3)


documentaautiez.html
documentaautpph.html
documentaautwzp.html
documentaauuejx.html
documentaauuluf.html
Документ ЧАСТЬ VIII